Памяти Учителя


Вечер памяти Игоря Евгеньевича Светлова и презентация его последнего проекта —  сборника «Дискуссии о символизме в особняке русского модерна» (сборник научных статей по материалам заседаний межинститутской группы «Символизм и модерн / сост. И. Светлов, Л. Марихбейн, С. Колотилина. М.: Историко-культурный комплекс «Особняк купца Носова» РГБМ, 2024. 165 с.).


Совершенно непривычно, что в этом особняке на встрече нет Игоря Евгеньевича. Ощущение, что он где-то в соседней комнате и вот-вот услышу его голос…

Честно говоря, горло перехватывало. И сказать речь не получилось. Уже было прощание в Суриковке на кафедре 10 января, все речи были сказаны там. Пару раз от выступлений Екатерины Сальниковой, Анны Флоровской, Ирины Замятиной вновь перехватывало воздух. Очень созвучны были их слова. А от себя хочется сказать, что слова памяти уже были написаны второго января. Без кокетства скажу, что очень тяжело…

Есть в сборнике и моя статья «Эстетика сокольского движения: знаки, открытки, униформа» по материалам выступления

Напомню о нашем интервью:

Архитекторы Баженов и Казаков на медалях и монетах

Архитекторы Василий Баженов (1737/1738—1799) и Матвей Казаков (1738—1812) появлялись на памятных медалях разных лет. Нас они интересуют как часть царицынианы, истории усадьбы Царицыно. Хотя часть построек и попала на некоторые медали, специально посвящена императорской резиденции посвящена только одна из них. Остальные — именно персонам зодчих.

Отметим, что художественный уровень медалей очень разный. Даже выпуск на одном из монетных дворов не гарантирует того, что будет крепкая работа

Василий Баженов

Где-то есть только абстрактные символы архитектуры.

Где-то — конкретная привязка к сооружениям. Тут — Пашков дом.

В ещё одном варианте сразу несколько архитектурных объектов: Главные ворота (имеется ввиду Галерея-ограда с аркой) и гауптвахта (имеется ввиду Малый дворец) в Царицыне, Дом Долгова и Пашков дом (с указанием, что это — библиотека имени Ленина). Вот не знал Баженов, что строил имени Ленина.

Следующая медаль большого диаметра, 10 см (!) тоже имеет изображения Домов Пашкова и Долгова, а из царицынских построек включает Оперный дом (он же Средний дворец), ворота Хлебного дома (имеется ввиду Галерея-ограда с аркой) и Фигурные (они же Виноградные ворота).

Одна из медалей работы А.Р. Илларионова, была сделана по заказу музея-заповедника «Царицыно». Портрет Баженова там взят с семейного портрета из собрания ГНИМА имени А. В. Щусева (единственный известный портрет архитектора). Правда, если сравнивать портреты, то видно, что для вписывания в круг были изменены положения рук.

Медальер Илларионов Александр Рафаилович совместно с Н.Г. Гринёвой. Медаль памятная «225 лет усадьбе Царицыно». 2000. Московский моментный двор Некрасов И.Т. Портрет В.И. Баженова с семьёй (фрагмент) 1770-е гг. Холст, масло. ГНИМА им. А.В. Щусева
Медальер Илларионов Александр Рафаилович совместно с Н.Г. Гринёвой. Медаль памятная «225 лет усадьбе Царицыно». 2000. Московский моментный двор Некрасов И.Т. Портрет В.И. Баженова с семьёй (фрагмент) 1770-е гг. Холст, масло. ГНИМА им. А.В. Щусева

Эта медаль наиболее удачна. Говорят, что сотрудники музея активно участвовали в её создании, в т.ч. О.В. Докучаева и Л.В. Андреева. Не случайно поэтому появление изображения Фигурных ворот на реверсе — это один из главных царицынских символов, воспроизводимый на значках, медалях, логотипах и гербах, спичечных этикетках, открытках и марках. Ещё с 1950-х годов.

Матвей Казаков

Медали с Казаковым тоже есть минималистического варианта: ионическая капитель, как символ архитектуры классицизма.

Ещё на одной медали изображено здание Сенатского дворца в Москве, построенного по проекту М.Ф. Казакова.

Плакета медальера Терехова, как и в случае с Баженовым, запечатлела несколько памятников архитектуры Казакова: Дом дворянского собрания, церковь Филиппа митрополита, Первую Градскую больницу и (!) здание Правительства СССР (а Казаков думал, что это — здание Сената, но совершенно не СССР).

Интересно, что Баженову посвящено пять медалей, а Казакову — только три. Но, вероятно, я мог какие-то упустить.

Купить медали не сложно, все они имеются в продаже на интернет-аукционах в диапазоне от 500 до 5.000 рублей. Это тиражная продукция и она вполне доступна.


Баженов и Казаков попали и на современные памятные серебряные монеты Банка России.

Монета с Баженовым выпущена 6 ноября 2013 года под официальным названием «Музей-заповедник “Царицыно” В. И. Баженова» из серии «Архитектурные шедевры России».. Поле оборотной стороны монеты (реверса) разделено на 4 сегмента: в левом верхнем ‒ погрудный портрет В. И. Баженова с надписью над ним вдоль канта: «ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ БАЖЕНОВ»; в правом нижнем сегменте ‒ рельефное изображение Фигурного моста; в правом верхнем и левом нижнем сегментах ‒ помещены фрагменты Генерального фасада села Царицына с изображением Башни с часами, Кавалерского Большого корпуса, Камер-юнфарского корпуса (сверху), Церкви во имя иконы Божией Матери «Живоносный источник», Шестиугольного корпуса, Кавалерского Второго корпуса и фрагмент Конюшенного корпуса в заовражной части (снизу). В центре реверса монеты помещено изображение капители ионического ордена.

Монета с Казаковым выпущена 3 февраля 2014 года под официальным названием «Сенатский дворец Московского Кремля (Матвей Федорович Казаков)» из серии «Архитектурные шедевры России».


В 2025 году будет отмечаться 250-летие императорской усадьбы Царицыно. Интересно, какой могла бы быть медаль, посвящённая этому большому юбилею? Наверняка должны быть и портреты Баженова и Казакова, как создателей архитектурного ансамбля. Но нельзя себе представить и отсутствие главного действующего лица — императрицы Екатерины Великой.

И её прижизненных портретов на медалях сохранилась масса. Вот только есть ли сейчас медальеры такого уровня?

Михаил Тренихин

На нас ссылаются в Oxford Art Journal

В Oxford Art Journal вышла статья профессора Школы искусств и культурного наследия, заместителя директора ГМИИ им. А. С. Пушкина по научной работе Ильи Аскольдовича Доронченкова “Impressionism in the Land of the Bolsheviks: Questions of Art, Reality, and Ideology in the Interwar Soviet Union” («Импрессионизм в стране большевиков: вопросы искусства, реальности и идеологии в межвоенном Советском Союзе»).

Статья посвящена ключевым философским и критическим обсуждениям импрессионизма и его отношения к современному искусству и советскому проекту в межвоенный период. Рассматривается большое влияние немецкой мысли на русские интерпретации 1920-х годов, подъем идеологической риторики в середине 1930-х годов и амбициозная выставка 1939 года.

Ознакомиться со статьёй Ilia Doronchenkov. Impressionism in the Land of the Bolsheviks: Questions of Art, Reality, and Ideology in the Interwar Soviet Union. OXFORD ART JOURNAL. 46.2. 2023. 215–239. >>>

В первой сноске в статье указано:

For discussions of Impressionism in the 1930s, see: Nina Iavorskaia, ‘Problema impressionizma v sovetskom iskusstoznanii i khudozhestvennoi kritike poslednikh desiatiletii. Obzor publikatsii i konferentsii’, in N.V. Iavosrkaia, Iz istorii sovetskogo
iskusstvoznaniia, O frantsuzskom iskusstve XIX–XX vekov (Mosocw: Sovetskii Khudozhnik, 1987), pp. 65–76; Matthew Cullerne Bown, Socialist Realist Painting (New Haven, CT and London: Yale University Press, 1998), pp. 192–5; Mikhail Trenikhin, ‘Impressionizm. Teoreticheskie spory i sovetslkaiia zhivopis’ 1930-kh godov’, in I.E. Svetlov (ed.), Iskusstvo XIX–XX vekov: Kontrasty i paralleli (Moscow: MGAKhI im. V.I. Surikova, 2014), pp. 309–16.

Ознакомиться с нашей статьёй можно по ссылке:

Тренихин М.М. Импрессионизм. Теоретические споры и советская живопись 1930-х годов // Искусство XIX—XX веков: контрасты и параллели. Сб. ст. / отв. ред. И.Е. Светлов. — М.: МГАХИ им. В.И. Сурикова. — Издательство «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014. С. 309—316.

Благодарим Илью Аскольдовича за цитирование нашего труда!

Искусствоведы Илья Доронченков и Михаил Тренихин

Царицыно. Свидетели истории. Людмила Фёдоровна Романова

Отсняли интервью с легендарной Людмилой Фёдоровной Романовой, искусствоведом, в 1968–1992 годах работавшей старшим референтом и консультантом Правления Союза художников СССР.

Именно она готовила знаменитую выставку 1961 года в Москве «Искусство – в быт». Она формировала и выставочный фонд СХ СССР. А с 1993 года по настоящее время – научный сотрудник музея-заповедника «Царицыно». Знания Людмилы Фёдоровны воплощены в виде томов Генерального каталога Царицыно (вот те четыре могучих книги на фото). Людмиле Фёдоровне 92 года!


Интервью готовим в рамках цикла «Царицыно. Свидетели истории» к 40-летию создания Государственного музея декоративно-прикладного искусства народов СССР (с 1992 года – ГМЗ «Царицыно»).

Адмирал без флота

Новая награда в коллекцию — венгерская медаль «За храбрость» (венг. Magyar Vitézségi Érem) — военная награда Королевства Венгрия периода Второй мировой войны.

ИЗОБРАЖЕНИЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОПАГАНДОЙ НАЦИЗМА, ФАШИЗМА, ВЕНГЕРСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА!

Награда учреждена Миклошем Хорти 14 апреля 1939 года по образцу одноимённой австро-венгерской медали для награждения унтер-офицеров и солдат. Медаль имела 4 степени: бронзовая, серебряная, большая серебряная и золотая.

На лицевой стороне — погрудное профильное изображение регента Хорти в адмиральском мундире с рыцарским крестом Военного ордена Марии-Терезии. Вокруг него расположена надпись VITÉZ. NAGYBÁNYAI. HORTHY. MIKLÓS. MAGYARORSZÁG. KORMÁNYZÓJA (рус. Миклош Хорти, витязь Надьбаньяи, Имперский регент Венгрии). На оборотной стороне изображён герб Венгрии со Святой Короной, лавровыми листьями и скрещенными мечами. Под гербом — надпись VITÉZSÉGÉRT (рус. За храбрость).

Медаль продолжает традицию одноимённой награды Австро-Венгрии, учрежденной в 1789 году и присуждавшейся за храбрость в бою вплоть до распада лоскутной империи в 1918 году. По-немецки она именовалась: Tapferkeitsmedaille, по-венгерски: Vitézségi Érem). И большинство дошедших до нас медалей — с портретами императора Франца-Иосифа I и Карла I.

Карл I, кстати, дважды пытался вернуться на престол в Венгрии.

После распада Австро-Венгрии в ноябре 1918 года император объявил, что «отстраняется от управления государством» (подчёркивая, что это не является отречением от престола). Вечером 11 ноября он вместе с ближайшими родственниками и императорской свитой покинул город и направился во дворец Эккартсау в Мархфельде близ Вены, который в то время ещё принадлежал фонду императорской семьи и, следовательно, находился в частной собственности семьи Габсбургов. Национальное собрание Германской Австрии решило не только изгнать императорскую семью, но и конфисковать семейные фонды Габсбургов, но не доказанные частные активы отдельных её членов. 24 марта 1919 года в сопровождении британских офицеров австрийская императорская семья уехала в Швейцарию.

26 марта 1921 года он сделал первую попытку вернуть венгерский престол мирным путём, получившую в историографии название Пасхального кризиса. Император инкогнито прибыл в Будапешт, располагая ненадёжными обещаниями Аристида Бриана, поддержкой которого Карл пытался заручиться (3 апреля Бриан публично открестился от какой либо связи с опальным монархом), надеясь на поддержку и воодушевление венгерских роялистов (легитимистов), в том числе и адмирала Миклоша Хорти. Однако из-за влияния Малой Антанты реставрация Габсбург-Лотарингских не была осуществлена.

Сам Хорти, хорошо понимавший политические реалии времени, фактически отказался поддержать Карла, поскольку Чехословакия и Королевство сербов, хорватов и словенцев могли ввести свои войска в страну в случае его выдвижения (28 марта 1921 года были даны официальные ноты Праги и Белграда, квалифицирующие возможную реставрацию как повод к войне). Позднее в своих мемуарах адмирал вспоминал, что пережил два тяжелейших часа в своей жизни, уговаривая решительно настроенного императора не делать опрометчивых поступков. Его позицию поддержал премьер-министр Венгрии граф Пал Телеки. Экстренно собравшийся парламент 1 апреля выразил своё доверие адмиралу Хорти. В ночь с 4 на 5 апреля Карл очень неохотно покинул Венгрию, выехав на поезде в Швейцарию, с глубочайшей антипатией к адмиралу, получив повод считать его предателем.

21 октября 1921 года Карл вылетел из Швейцарии на самолёте Junkers F.13, направляясь в Будапешт, однако совершил аварийную посадку в другом месте на поле, принадлежавшему легитимисту графа Йожефу Цираки в селе Денешфа. Группа солдат примкнула к Карлу, рассчитывая восстановить его в качестве законного правителя. Сомневающихся солдат уговаривали примкнуть к императору, утверждая, что в Будапеште грядёт очередное восстание коммунистов и только Карл сможет его подавить. За 2 дня Карл при наличии нескольких бронепоездов и большого отряда солдат сформировал альтернативное правительство, добрался почти до Будапешта и выдвинул ультиматум Хорти, который был отклонён адмиралом.

Хорти находился не в самой выгодной ситуации, поскольку Карлу нечего было терять, а страна была в долгах. Международная реакция пугала венгерское правительство больше — страны Антанты выражали несогласие с реставрацией, а правительства Чехословакии, Югославии и Румынии передали ноты с угрозами ввести войска на территорию Венгрии. Помощник Хорти генерал Гёмбеш предложили сыграть на этом страхе и национальном чувстве у солдат. В своей речи перед добровольцами Гёмбеш призвал их защищать свои позиции, иначе Венгрия рискует вернутся в подчиненное положение Габсбургов, и заявил, что Карл на самом деле командует разношёрстной бандой, состоящей из австрийских и чешских авантюристов. Это придало уверенности правительственным войскам. У станции Келенфельд случилось вооружённое столкновение, в ходе перестрелки погибло 5 солдат Карла и 14 солдат армии Венгрии. Несмотря на небольшие потери, Карл потерял доверие своих войск, которые ожидали, что переворот произойдёт бескровно. Одним из ударов стал переход генерала Хегедюша на сторону правительства Венгрии. За несколько дней армия Карла окончательно пала духом и разложилась морально, сам Карл, видя решительность Хорти, предпочел вступить в переговоры, кончившиеся полным разоружением его войск, арестом его самого и его беременной жены, и выдворением легитимистов в Бургенланд.

12 сентября 1942 года была учреждена новая высшая степень награды — золотая медаль для офицеров (венг. Magyar Tiszti Arany Vitézségi Érem). За время войны состоялось около 40 000 награждений бронзовой медалью (это как раз тот тип, который попал к нам в коллекцию), 11 000 — серебряной, 1900 — большой серебряной, 40 — золотой медалью и 25 — золотой медалью для офицеров (в т.ч. 22 венгра и 3 немца).

Автор эскиза награды — скульптор и медальер Лайош Беран (венг. Berán Lajos, 9 июня 1882, Будапешт — 5 января 1943, Будапешт). А как эполет и орден на кант выходят!

Миклош Хорти, витязь Надьбаньяи (венг. vitéz nagybányai Horthy Miklós, нем. Nikolaus von Horthy und Nagybánya; 1868—1957) — правитель (регент) Венгерского королевства в 1920—1944 годах, вице-адмирал. Хорти стал адмиралом без флота (Венгрия лишилась выхода к морю, потеряв Хорватию) и регентом в королевстве без короля; официально он титуловался «его светлость регент Венгерского королевства».

После окончания войны 77-летний Хорти не был предан суду как военный преступник, хотя на этом настаивало правительство Югославии (по обвинению в массовых убийствах, организованных венгерскими военными в Воеводине в 1942 году) и переехал с семьёй в Португалию, в Эшторил, где прожил ещё около 13 лет. Миклош Хорти скончался 9 февраля 1957 года.

ИЗОБРАЖЕНИЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОПАГАНДОЙ НАЦИЗМА, ФАШИЗМА, ВЕНГЕРСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА!

Другом для России Хорти, безусловно, не был. Но этот слишком большая тема. Взаимоотношениям России и Венгрии была посвящена наша статья:

Чешский день. Таганрог

«Узнаёте, Ватсон, этот ботинок? Его родной брат сгорел в камине гостиницы «Нортумберленд». Два башмака, а какие разные судьбы…»
Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей

Удивительно, но ко мне пришёл ещё один знак «Чешский день. Таганрог» сентября 1917 года от пленных чехов и словаков.

Я писал о нём в статье «Сокольское движение» (https://sammlung.ru/?p=32791#_edn9) и «Сокольское движение. Забытая эстетика» (Московское наследие, 2023. №2. С. 66—85).

Два знака «Чешский день. Таганрог». Временное правительство России, чехословацкие военнопленные. Сентябрь 1917. Коллекция Михаила Тренихина

Штамп у знаков, конечно, один. Только первый был привезён из Чехии и, можно сказать, домашнего хранения. А вот второй найден недалеко от Морозовска Ростовской области. А сколько их было? Вряд ли больше трёх сотен.

Но вот встретились.

Смутило изображение на знаке. Сокол с гантелей — символ сокольского движения, тут вопросов не было. Но вот архитектура как-то не вязалась с образами старого Таганрога. Слишком готическая, даже при таком грубоватом изображении. Но потом стало ясно, что это — Пражский Град (чеш. Pražský hrad).

Собор Святого Вита, Вацлава и Войтеха (чеш. Katedrála svatého Víta, Václava a Vojtěcha) и знак знака «Чешский день. Таганрог» (1917) с его изображением

А точнее — Собор Святого Вита, Вацлава и Войтеха (чеш. Katedrála svatého Víta, Václava a Vojtěcha), который строился на протяжении 1344—1929 годов. Собор причисляется к жемчужинам европейской готики, является художественной и национально-исторической святыней Чехии. В соборе погребены чешские короли и архиепископы Праги, там же хранятся коронационные регалии средневековой Чехии.

___________

С началом Первой мировой войны Сокол в Австро-Венгрии был распущен. Это случилось в 1915 году. Многие члены движения агитировали за сдачу в плен и переход на сторону России. Некоторые из них участвовали в создании Чехословацких легионов.

Пленные чехи и словаки, бывшие военнослужащие австро-венгерской армии, выразившие желание участвовать в войне против Германии и Австро-Венгрии на стороне Российской империи, составляли национальные воинские подразделения. Уже к концу 1915 года появляется Первый чехословацкий стрелковый полк имени Яна Гуса (штатной численностью около 2.100 человек). К концу 1916 года полк был развёрнут в бригаду (Československá střelecká brigáda) в составе трёх полков. Февральская революция не изменила отношения российского правительства к чехословацким легионерам. Успешные действия чехословаков способствовали тому, что чешские политические деятели добились у Временного правительства разрешения на создание более крупных национальных формирований. Новый Верховный главнокомандующий генерал Л.Г. Корнилов 4 июля 1917 года разрешил начать формирование 2-й дивизии, которое шло быстрыми темпами. Были организованы 5-й Пражский, 6-й Ганацкий, 7-й Татранский, 8-й Силезский полки, две инженерные роты, две артиллерийские бригады.

В это время, незадолго до подписания приказа о формировании отдельного Чехословацкого корпуса (из двух дивизий и запасной бригады) как части Русской армии в Таганроге состоялся праздник — Чешский день.

«Чешско-Словацкое О-во въ Таганрогѣ устраиваетъ въ Пятницу 8 Сентября 1917 г. ЧЕШСКIЙ ДЕНЬ въ пользу чешскихъ добровольцевъ и сиротъ павшихъ воиновъ гор. Таганрога. Съ 2 час. дня состоится на Гимназической площади Сокольскiй праздникъ. Въ 8 час. веч. въ городском саду общественное гулянье. Участвуют: духовой оркестр Заамурского полка, «Соколъ», чешскiй симфоническiй оркестръ, хоръ, квартетъ и нѣсколько художниковъ. Приглашаемъ всѣхъ на этотъ праздникъ братства».

Третья Армия. Газета Чешско-Словацкой демократической партии в Таганроге. Специальный выпуск к «Чешскому празднику». 8 сентября 1917.

Касательно названия газеты — «Третья армия» — это не номер воинского подразделения, а символическое обозначение: «Первая армия — наши соотечественники, томящиеся в «Габсбургской тюрьме» малых народов. Вторая Армия — чешское войско, сражающееся в рядах союзных армий на всех фронтах войны. «Третья армия» — мы, чехи, находящиеся в союзных нам странам в качестве «военнопленных». Мы — резерв «Второй армии». Наша Таганрогская организация — часть этой «Третьей армии», именем которой и названа издаваемая нами в Таганроге наша газета».

Казачество накануне и в годы Великой войны 1914—1918 годов

25 января 2024 года в рамках XXХII Международных Рождественских образовательных чтений «Православие и отечественная культура: потери и приобретения минувшего, образ будущего» состоялась научная конференция «Казачество накануне и в годы Великой войны (1914—1918 гг.). К 110-летию с начала Первой мировой войны».

Михаил Тренихин и Александр Музафаров

Тренихин Михаил Михайлович, кандидат искусствознания, доцент Московского государственного университета технологий и управления имени К.Г. Разумовского (Первый казачий университет) выступил с докладом «Знаковые награждения казаков в годы Первой мировой и Великой Отечественной войн».

Михаил Тренихин на конференции «Казачество накануне и в годы Великой войны (1914—1918 гг.). К 110-летию с начала Первой мировой войны»

Несколько слайдов из презентации.

Полная версия программы прилагается, см. п. 7.3, стр. 133–135.

Выставка «Казачество в Великой войне 1914-1918 гг.» также открылась 25 января 2024 года в здании Российского государственного архива социально-политической истории. Участники конференции смогли ознакомиться с ней.

Студент первого курса МГУТУ им К. Г. Разумовского Иван Толмачёв, историк Александр Музафаров, искусствовед Михаил Тренихин на выставке «Казачество в Великой войне 1914-1918 гг.» в Российском государственном архиве социально-политической истории.

Полная программа XXХII Международных Рождественских образовательных чтений «Православие и отечественная культура: потери и приобретения минувшего, образ будущего». См. стр. 133.

Ян Смэтс

Коллекцию пополнил значок из Южной Африки. Основу композиции представляет латинская буква V, что означает victory — победа. Поверх буквы расположен медальон с профильным портретом пожилого мужчины. Это — поистине уникальный персонаж — Ян Христиан Смэтс (африк. Jan Christiaan Smuts; 1870—1950) — южноафриканский государственный и военный деятель, премьер-министр Южно-Африканского Союза (королевство-доминион Британского содружества, 1910—1961) с 3 сентября 1919 по 30 июня 1924 и с 5 сентября 1939 по 4 июня 1948 года. Фельдмаршал (24 мая 1941 года).

Африканер, во время Англо-бурской войны (1899—1902) в Трансваале был её активным участником, командовал крупным партизанским соединением буров. Но знаменит он не этим.

Он был единственным человеком, который принимал участие в подписании мирных договоров, которые заканчивали и Первую, и Вторую мировую войну. Одним из величайших международных его достижений стало создание Лиги Наций, точная разработка и утверждение устава которой возлагались на Смэтса. Позднее он призвал к формированию новой международной организации для мира — Организации Объединённых Наций. Смэтс написал преамбулу к Уставу Организации Объединённых Наций и был единственным, кто подписал уставы и Лиги Наций, и ООН. Подобным сочетанием не мог похвастаться более никто.

Победа, обозначенная буквой V, конечно же — во Второй мировой войне в 1945 году. Фельдмаршалу Британской армии в тот момент было 75 лет, он служил в Имперском военном кабинете под руководством Уинстона Черчилля. Значение Смэтса в Имперском Военном кабинете было настолько большим, что был сформирован план, предложенный ещё в 1940 году, по которому Смэтса могли назначить премьер-министром Соединённого Королевства, если Черчилль умрёт или станет нетрудоспособным во время войны. Эта идея была введена сэром Джоном Колвиллом, личным секретарем Черчилля. Близость к британской политике, к королю и Черчиллю сделала Смэтса очень непопулярным среди африканеров, что привело к его политическому падению.

Кстати, Смэтс известен и как философ, один из основателей философского течения современного холизма.. Онтологический принцип холизма гласит: целое всегда есть нечто большее, чем простая сумма его частей. С холистической позиции, весь мир — это единое целое, а выделяемые нами отдельные явления и объекты имеют смысл только как часть общности. этот подход явно должен нравиться коллекционерам, потому как коллекция, являясь «слепком души» собирающего её человека, явно ценнее вместе своей идеей, нежели все составляющие её в отдельности предметы. И, наоборот, торговцу удобнее распродать коллекцию по отдельности, его целостность, идея и душа не интересует.

На фотографии значок с портретом Смэтса находится рядом с южноафриканской медалью эффективной службы (Efficiency Medal (South Africa) с портретом Георга VI, короля Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии и доминионов Британского содружества. Эта медаль из колодки ветерана Второй мировой войны была показана раннее.

Смотри также наши статьи, посвящённые Южной Африке и её участию в Ангольской войне.

Mi ti se kunemo

Неплохой портретный фрачный значок попал в коллекцию. «Друже Тито ми ти се кунемо» («Товарищ Тито, клянёмся вам») — название нескольких версий песен, посвящённых Иосипу Броз Тито (1892—1980), лидеру партизанского движения во Второй мировой войне и пожизненному президенту Социалистической Федеративной Республики Югославия и Союза коммунистов Югославии. Оригинальная версия песни была создана в 1942 году. Напомню, кстати, что в молодости Тито был членом панславянского общества «Сокол». Значков с Тито навалом, но это первый, у которого мне понравился рельеф портрета. Диаметр значка при этом — всего 18 мм.

Уместно и саму песню сюда поместить, напомнить, о чём речь.

Эта версия от известного югославского певца из Сараево Кемала Монтено (босн. Kemal Monteno; 1948—2015).

Жетон «Швейцарская национальная выставка в Берне 1914»

В моей коллекции иногда возникают случайные вещи, которые, вроде бы, по темам никак не подходят. Таким оказалось и новое приобретение — жетон / медаль «Швейцарская национальная выставка в Берне 1914». Собственно, у меня не было именно швейцарских предметов, если не считать сербские награды, сделанные на фабрике
«Huguenin Frères».

Жетон «Швейцарская национальная выставка в Берне 1914»

В 1868 году два молодых мастера, по фамилии Huguenin, гравер Фриц (1845–1915) и его брат Альберт (1849–1928), открыли небольшую мастерскую по созданию украшений для часов. В 1888 году они выпустили свою первую медаль. Постепенно братья совершенствовали своë мастерство, и технология чернения серебряных украшений сделала их знаменитыми во всём мире. В 1899 году братья переходят от ремесла к индустрии — строят небольшой завод. Компания процветала когда к ним присоединились три сына Фрица — Жорж (1878–1966), который стал коммерческим директором, художник и медальер Анри (1879–1920), а так же Поль (1882–1954), технический директор. Затем компания перешла в руки трёх сыновей. Для внешнего рынка они брали заказы на изготовление наград (Сербия с 1912 года, позднее Королевство сербов, хорватов и словенцев (сиречь — Югославия), межвоенная Польша, Греция), для самой «страны часов, шоколада, банков и Международного Комитета Красного Креста» изготавливали многочисленные медали стрелковых обществ. Таковых среди предметов фалеристики Швейцарии — подавляющее большинство, ибо там нет национальной наградной системы. И они мало кому из коллекционеров интересны. А вот жетон, который попал ко мне интересен явно ещё меньшему количеству фалеристов. Промышленность и сельское хозяйство, да ещё и Швейцарии… Но я же не «стандартный» фалерист, а искусствовед. И меня этот предмет заинтересовал (даже удивил, отчего и приобрёл) своей трактовкой рабоче-крестьянской тематики, которую мы знаем по СССР. Яркий пример — ВСХВ и ВДНХ. И павильоны, и живопись, и малая пластика (в т.ч. значки). Хотя сюжетно всё пошло ещё из дореволюционной поры, в т.ч. и от Всемирных выставок. И тут тематика такая же — выставка достижений швейцарских фермерского хозяйства и промышленности. Только это — прекрасный образец пластики модерна. Особенно — дама с шестерëнкой, конечно! Ага, заводская техника, дымящие на заднем плане трубы, и тут же платье, платок, высокая причëска, голые шея и плечи. То есть, как вечерний выход. Но аллегория красоты (в т.ч. красоты труда) должна быть идеализированной. (У Веры Игнатьевны Мухиной тоже колхозница на знаменитой скульптуре с развивающимся платком — и ничего, шедевр). Эта сторона с текстом на немецком: «Schweizer.[ische] Landes Ausstellung. Bern. 1914.». Хотя и мужчина с упирающимся бычком какой-то красивой альпийской породы — тоже замечательно сделан. Но тут уже больше реализма, нежели символизма. У фермера текст на французском «Exposition Nationale Suisse Berne. 1914». Занятно, что композиционно обе фигуры, и женская, и мужская, расположены диагонально — упираются, упорно трудятся, что опять-таки символично. При этом брутальный мужик упирается со скотинкой больше — угол 55°, а «ажурная» барышня с шестерёнкой меньше — угол 70°: налицо гендерное неравенство, чтобы не сказать мачизм. Но это спишем на консерватизм эпохи, где джентльмен воспринимался как джентльмен, а дама — как дама. (А ещё отвлечёмся, заглянем уже в наши дни и вспомним, что женщины в Швейцарии получили право голоса на федеральных выборах после референдума в феврале 1971 года! А в немецкоязычном кантоне Аппенцелль-Иннерроден женщины получили полные избирательные права только после решения Федерального Верховного суда Швейцарии в 1990 году! Так что это не досужие домыслы, а просто традиция этой страны). Но вернёмся к осмотру жетона. Вдавленная подпись «Huguenin dep.» присутствует справа по борту и на аверсе, и на реверсе. Размер жетона небольшой, прямоугольник всего 26х36 мм, так что деталировка потрясающая! А вот дата трагическая. Выставка, к которой выпустили данный жетон, проходила в Берне с мая по октябрь 1914 года. А, как известно, 1 августа 1914 года началась Первая мировая война, в которой Швейцария традиционно сохраняла вооружённый нейтралитет. Так что это уже и памятник последним мирным дням перед ПМВ.

«Золотая» медаль Милоша Обилича «За Храбрость» (Медаљу за храброст новог модела (познатију као „Медаља Милоша Обилића“). 1913-1941. Швейцарское производство, уменьшенный диаметр

А награды, выпущенные фабрикой «Huguenin» будут носить бойцы, например, сербские герои — медали «За храбрость Милоша Обилича». Но это уже другая история. Так что, предмет, хоть и не по основным темам коллекции (хотя подборка значков по ВСХВ-ВДНХ и сельскохозяйственным наградам ЦК ВЛКСМ остались), но всё же — чертовски удачный пример блестящей пластики. Да ещё и возрастом 110 лет. Умели раньше в фалеристику.

Жаль, что не покажу этот жетон моему учителю… Игорь Евгеньевич Светлов любил разделить со мои коллекционерские радости и обсудить художественные достоинства и недостатки композиции, ритма, рельефа вновь приобретённых предметов. Поговорили бы про швейцарский модерн / ар-нуво / югендстиль.


P.S. Как подсказал Андрей Богданов из музея денег АО «Гознак», фабрика Huguenin в 1922 году хотела чеканить монеты для Советской России. Были сделаны эскизы, но эта инициатива ничем не кончилась.


P.P.S. Информация о фабрике «Huguenin Frères» подробно представлена в удивительной книге о наградах Сербии и Югославии — Car, Pavel / Muhić, Tomislav. Serbian and Yugoslavian Orders and Decorations: From 1859 to 1941. Verlag Militaria, Wien, 2009. 605 p.

Оную книгу удалось заполучить в августе 2023 года. И это едва ли не лучшее издание по фалеристике, которое мне попадалось. 1500 (!) фотографий и потрясающее качество. Авторы, естественно, югославские — Павел Цар и Томислав Мухич, кому ещё писать про сербские и югославские ордена и медали.